Сергей Аверьяскин дал интервью интернет-изданию infopro54.ru

«Лицензирование — это бесконечный процесс…»

Основной этап лицензирования прошёл, а жалобы на качество услуг, предоставляемых управляющими компаниями, всё ещё сыпятся. Подробнее — в интервью с руководителем Национального центра общественного контроля «ЖКХ-Контроль. Новосибирск», членом комиссии по лицензированию управляющих компаний ЖКХ Сергеем Аверьяскиным.

— Сергей Геннадьевич, ваша коллега— член лицензионной комиссии Новосибирской области Надежда Ланцова— обратилась с открытым письмом к губернатору Владимиру Городецкому и рассказала о многочисленных нарушениях в ходе лицензирования УК. Скажите, это публичное выступление с кем-то согласовывалось или это её персональная инициатива?

— Нет. Она член Жилищной инспекции и абсолютно автономна в своих заявлениях. Это её право.

— Вы согласны с её замечаниями?

— Я ознакомился. Конечно, её заявления носят общий характер. Лицензирование — это бесконечное дело: будут процедуры и отзыва лицензий, и выдачи их новым компаниям; слияния УК, переименования, процессы, связанные с принятием решения об обнулении лицензии. Всё это ситуации для созыва лицензионной комиссии. Но основной этап лицензирования завершился.

Вопросов к процедуре создания лицензионной комиссии, её работе у нас как у общественной организации нет. Всё было сделано в рамках закона, а вот законодательство о лицензировании у нас вызывает некоторые сожаления. Не удалось добиться главной цели — сегодня открыто об этом можно говорить — ничего не изменится для собственников жилья: как они были под гнётом недобросовестных УК, так, практически, и останутся.

— А жильцы могли не допустить участия своей УК в лицензировании?

— Процедура такова: сначала руководитель проходит все экзамены, потом наступает 30-дневный период лицензионного контроля. В это время на сайте ГЖИ вывешивается объявление о том, что компания обратилась за лицензией. В течение этого месяца собственники могли организовать собрание и решить, например, что они не хотят, чтобы их собственностью управляла данная компания. Протокол собрания без каких-либо согласований с УК они передают в ГЖИ, и их управляющую компанию сразу же вычёркивают из списка. Такой волшебный период был, и небольшое количество домов воспользовалось им.

Кроме того, была одна важная дата — 1 мая. Если до этого срока УК не получила лицензию по какой-либо причине — сама затянула подачу документов, либо у неё нашли нарушения, но компания их исправила и решила повторно подавать документы — то на неё накладывается штраф в 250 тысяч рублей. В любом случае таки УК остаются уже без жилого фонда. У собственников в таком случае в рамках Жилищного кодекса появляется возможность провести собрание и либо дать право этой УК дальше работать с ними, либо выбрать другого управляющего. Если собственники это право не реализуют, то за них это сделают органы местного самоуправления.

Хотя, на наш взгляд, есть УК, у которых с первого захода надо было отзывать лицензию и ставить на этом точку.

— К каким УК были самые серьезные претензии?

— За рамки 1 мая в основном выходили мелкие управляющие компании. У крупных УК хорошие юристы, там за сроками чётко следят. Однако мы имеем кучу материалов о том, что среди них много нечистоплотных игроков. Мы часто ловили тех, кто предоставлял недостоверную информацию. Самое главное нарушение — это подделка протоколов. В таком случае собственникам надо обращаться в правоохранительные органы. Бывало, что ГЖИ просматривало, а мы, общественники, таких хватали.

— А как вы перепроверяли, например, информацию, связанную с финансовой деятельностью? 

— Если у членов комиссии были сомнения по поводу достоверности данных, мы ставили вопрос и переносили рассмотрение вопроса на следующее заседание. За это время ГЖИ проверяла информацию.

— А что делать тем собственникам, чьи УК получили лицензию вовремя, но они всё-таки не довольны её работой? Какова процедура отказа от УК, получившей лицензию?

—Вообще, если хочешь, чтобы работа выполнялась хорошо, сделай её сам. Мы поймали вашу компанию в недобросовестности, пожалуйста, соберитесь, переголосуйте. Если жильцы ничего не делают, спускают всё на тормоза, то, я считаю, у них потом нет никакого морального права жаловаться. Юридическое есть, а морального — нет.

Раньше в обязанности ГЖИ входило проведение плановых и внеплановых проверок УК, например, по жалобе жильцов. Нарушение договоров, подделка протоколов, не убирают придомовую территорию —все подобные случаи изучала и проверяла ГЖИ, накладывала штрафы и выносила предписания. Сейчас же контроль за лицензиатом (то есть той УК, которая получила лицензию) отпадает. ГЖИ включается в одном единственном случае: если в доме создаётся ситуация угрозы жизни или здоровья для его жителей — крыша обвалится, стена накренится. А ведь лицензия выдаётся бессрочно.

Практически после 1 мая ГЖИ будут подконтрольны только ТСЖ, а УК вообще ушли от ответственности. Соответственно, собственники, обращаясь в ГЖИ, будут получать отказ. Куда обращаться людям? В прокуратуру. А там вообще несчастные люди работают, ведь туда пишут все, кому не лень. Всё и качественно, естественно, они проверить не смогут.

Поэтому мы свою позицию и министру строительства и ЖКХ России Михаилу Меню, и его заместителю Андрею Чибису обозначили: необходимо увеличивать список поводов, по которым можно было бы отозвать лицензию. Кстати, Путин тоже говорил: сейчас мы выдадим лицензии всем желающим, это своеобразны карт-бланш, но после этого — всё. Надеюсь, что критерии по отзыву будут усилены. И мы это  предложение через Общественную палату РФ, ОНФ уже направили.

— Но пока нет такой процедуры, по которой можно отозвать?

— Есть. Если в течение года по дому будет два административных взыскания, наложенных мировым судом, и таких домов в совокупности будет более 15 % от всех площадей, которыми заведует УК, то лицензию у неё отбираю. Как вы понимаете, такое очень легко сотворить с небольшой компанией, у которой домов пять.

— Это же ещё больше усугубит ситуацию, ведь основные коррупционные риски как раз у крупных УК?

— Именно эта ситуация нам и не нравится. Более того, я знаю, что сегодня между крупными УК имеется заключённый договор о перемирии. Хотя это абсолютно незаконно. Если люди хотят передать свою собственность вам в ведение, вы обязаны её взять. А вот дома мелких игроков УК-гиганты будут забирать с удовольствием, и за счёт этого ещё больше расширятся. Маленькие компании — это хороший жилой фонд. Конфетка, что её не взять со стола?

Поэтому одной из причин, по которой мы предлагаем лишать лицензии УК, должен стать неопровержимый факт того, что собственники на собрании решили сменить способ управления или перейти в другую управляющую компанию, но их насильно в ведение более 30 дней удерживают, не выдают документы и т. д. Кстати, такими «злоупотреблениями» грешат именно крупные игроки.

Вторая причина— подделка протокола. Вы нарушили закон — с рынка уходите. Пусть у вас 600 домов, но если хоть по одному есть такое нарушение — всё. Да, не от хорошей жизни люди уходят из УК, поэтому компаниям, конечно, придётся усилить работу с населением, подключить грамотных юристов, больше общаться с жильцами. Уверен, так и будет. Сейчас все думают: раз лицензирование прошёл, можно успокоиться. А то, что 12 % не прошли лицензию, это смешная цифра — в их числе маленькие сельские МУПики, чахлые компашечки.

— То есть крупные все получили лицензии?

— Конечно. Если у них и были нарушения, они повторно заявились.

— Какие нарушения?

— Недостоверность информации. Например, не размещён финансовый отчёт о деятельности либо на сайте указаны дома, которые давно проголосовали и приняли решение перейти в другую УК, и им не отдают документы. То есть у ГЖИ есть протокол, что дом сказал «До свидания», а компания держит их на своём сайте и продолжает собирать деньги.

— В СМИ много говорили о капитальном ремонте, а информация про лицензирование, на мой взгляд, как-то тихо прошла. Оцените информационную кампанию. Хорошо ли население было уведомлено о процедуре лицензирования, о своём участии в этом процессе?

— У всего, что касается сферы ЖКХ, информационное сопровождение никакое. И исполнительная власть на эту тему заговорила очень поздно, уже в 2015 году. И федералы виноваты: методические рекомендации писали очень долго, выдали их только в ноябре.

В конкурсе приняли участие 250 УК, каждая из которых представила на проверку в ГЖИ целый пакет документов. Но так как сроки поджимали, то вся работа была сделана набегу, галопом. Не удивительно, что многие вещи не были замечены, а выявлялись уже самой лицензионной комиссией.

— Говорят, что многие руководители УК так или иначе аффилированы с госорганами власти. Можете ли вы подтвердить такие случаи? Если ли жалобы со стороны жителей, конкурентов на деятельность таких УК?

— Я вам так отвечу: да, есть такие. Мы знаем, что есть компании, аффилированные и с исполнительными, и с законодательными органами власти. С какими-то жалобами на нас люди не выходили, но в целом мы знаем о такой ситуации.

— Современная система ЖКХ — это целый клубок проблем. Их может только Путин решить? Или есть какие-то более простые способы?

— Мне кажется, что сегодняшняя команда Минстроя достаточно открыта для взаимодействия. Если федеральная команда будет активно работать, так и президент подключится.

— А со стороны Новосибирской области какие предложения уже поступали?

— Инициатива вывода ТСЖ из-под лицензирования — это наше предложение. И сохранение ТСЖ в принципе.

Сделали страшную вещь— в сентябре 2014 года внесли изменения в Гражданский кодекс, и такую организационно-правовую форму, как ТСЖ – товарищество собственников жилья, убрали. Появилось только ТСН — товарищество собственников недвижимости. А в Жилищном кодексе вообще нет ничего про ТСН, там ТСЖ. Сейчас ТСЖ вынуждены вносить изменения в свои уставы, перерегистрироваться как ТСН. С другой стороны, в Жилищном кодексе правом управлять домом обладает только ТСЖ.Вот коллапс возник в законодательстве. Мы эту тему тоже поднимаем.

— Теперь будет через запятую?

— Разные варианты могут быть. Можно оставить ТСН, но в скобочках детализировать: ТСЖ, гаражные, садовые, дачные кооперативы и прочее или «ТСН запятая ТСЖ». В любом случае, чтобы все поняли. Мы не верим, что это ляп. Кто-то где-то пытался пролоббировать ситуацию, чтобы ликвидировать ТСЖ.

— Все понимают, что ТСЖ — это самый эффективный способ управления.

— Да, но только там, где активные и грамотные жители.

— Тогда почему в СМИ всё время говорят об УК, а ТСЖ остаются в тени?

— Это бизнес. ТСЖ — это когда я сам всё делаю, мне не нужны посредники, своими руками. А УК — это бизнес.

— А что-то можно сделать, чтобы популяризировать ТСЖ, чтобы у людей не было страха перед этой формой управления жильём?

— Конечно, ТСЖ надо объединяться в ассоциации, чтобы не быть разрозненными. Надо лоббировать свои интересы в федеральных, региональных общественных организациях. Засылать делегатов в Общественную палату.

Лилия Кислая 

Мария Тищенко

Фото: Ростислав Нетисов

Tags:
Нет комментариев

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

©2021 НП "Национальный центр общественного контроля в сфере ЖКХ "ЖКХ Контроль". Сайт разработан AdLife Studio

Log in with your credentials

Forgot your details?