Первый замглавы минстроя РТ о том, почему внедрение схемы обращения с отходами может привести к скачку тарифов уже в начале 2019 года

«Особо остро вопрос платы за вывоз отходов «выстрелит» в феврале», — прогнозирует в интервью «БИЗНЕС Online» первый заместитель министра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Алексей Фролов. По его словам, во-первых, от дифференцированного тарифа придется перейти к единому — и для города, и для деревни. Во-вторых, часть расходов на создание инфраструктуры должен был компенсировать утилизационный сбор, введение которого под вопросом. А вот строительство МСЗ, утверждает он, как раз ни при чем.

«МЫ С ОПАСЕНИЕМ ЖДАЛИ ЗАХОДА КРУПНЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ИГРОКОВ, НО…»

– Алексей Михайлович, в июле министерство строительства, архитектуры и ЖКХ РТ подвело итоги конкурса по выбору регионального оператора по обращению с ТКО. Пока только по восточной зоне Татарстана. Как получилось, что в Закамье не нашлось ни одной компании, которая захотела бы заниматься мусором, кроме ООО «Гринта»? Там же есть два крупных оператора – ООО «Мехуборка» и «Поволжская экологическая компания». Вас это не удивляет?

– Нас в общем тоже удивляет, что больше никто не заявился. Мы, признаться, с некоторым опасением ждали захода крупных федеральных игроков, как это было в других субъектах. Но этого не произошло.

Напомню, что, согласно утвержденной территориальной схеме обращения с отходами, республика разделена на две зоны – западную и восточную. Разделение проведено по географическому принципу, чтобы была определенная конкуренция. Исходя из разделения, будет контролироваться работа и проводиться оценка внутри региона. Мы провели аукцион по восточной зоне на заключение концессионного соглашения – в ней выиграла компания ООО «Гринта», она имеет опыт работы на территории республики.

Был и второй участник, который подготовил пакет документов, но на самом конкурсе на процедуре вскрытия конвертов отозвал заявку. Компания некрупная, о причинах ее схода с дистанции мы можем лишь гадать: то ли не хватило финансового обеспечения заявки, то ли были другие причины. Пакет документов в рамках заключения соглашения по итогам конкурса мы отправили «Гринте». После подписания будем отрабатывать пакет документов с муниципалитетами, с которыми должны быть предусмотрены соглашения о взаимодействии.

И «Гринта» уже будет готовить документы для комитета по тарифам в части обоснования платы. Это самый тонкий момент. Потому что вопрос платы сейчас активно обсуждается на всех уровнях, в том числе федеральном. Та практика, которая формируется в субъектах Российской Федерации, показывает, что плата изменяется достаточно сильно – в большую сторону.

– Какие задачи поставлены перед региональным оператором по восточной зоне?

– Региональный оператор после заключения соглашения взаимодействует со всеми органами местного самоуправления: заключает соглашения, выстраивает коммуникации с существующими собственниками полигонов и бизнесом, который занимается этими услугами, готовит конкурсную документацию на транспортировку отходов. Регоператор должен будет провести аукционы на предоставление транспортных услуг. Он проводит эти аукционы, на них заявляются желающие работать в этой сфере, и после заключения договоров формируется затратная часть. С этими цифрами регоператор заявляется в госкомитет по тарифам. Комитет регулирует его деятельность, утверждает стоимость программы по инвестиционным составляющим.

Исходя из территориальной схемы, из техзадания, региональному оператору предстоит изучить существующую инфраструктуру, существующие затраты бизнеса, посмотреть, что нужно улучшить. Все это закладывается в его деятельность на период соглашения – это 10 лет.

– У регионального оператора есть какой-то капитал? Не получится, что он не сможет выполнить свои обязательства?

– Когда мы заключаем соглашения, мы проверяем компанию, уставные документы, уровень ответственности, банковские гарантии. Также закладываются и страхуются риски. Но это рынок, 100-процентных гарантий нет. Если компания не справится, регион вправе применить штрафные санкции вплоть до расторжения соглашения с региональным оператором.

– Какие изменения предполагаются по инфраструктуре в восточной зоне?

– Согласно территориальной схеме, в восточной зоне необходимо иметь 21 мусороперегрузочную станцию, четыре мусоросортировочных станции (сейчас есть две). Кроме того, должны появиться два межмуниципальных полигона ТКО – Елабужском и Лениногорском районе, два экологических технопарка при межмуниципальных полигонах с установками термического обезвреживания отходов.

Напомню, что перспективы строительства большого межмуниципального полигона в Елабужском муниципальном районе обсуждались и ранее. Глава района Геннадий Емельянов занимает достаточно активную позицию в этом вопросе. Цель верная и правильная – необходимо максимально привлечь объем отходов, которые можно перерабатывать, то есть превратить в сырье. Этот проект – симбиоз с энергетиками, которые тоже заинтересованы в «зеленом топливе», чтобы обеспечить дешевый тариф по теплу для Елабуги.

– Что будет с действующими полигонами, например в тех же Челнах?

– Действующие полигоны и их собственники будут работать с региональным оператором – или на условиях аренды, или он нанимает их на предоставление услуг той инфраструктуры, которая у них имеется. Это касается и действующих полигонов.

Мы обсуждали эту тему на площадке бизнес-омбудсмена республики Тимура Нагуманова. Малый и средний бизнес, перевозчики очень переживали за то, что они останутся без работы. Тогда было принято решение, что минимум 20 процентов рынка они сохранят. Был установлен уровень госгарантий для людей, которые вложили время и деньги в существующий бизнес.

Когда ресурсы существующих полигонов иссякнут, они должны провести рекультивацию. К этому времени региональный оператор должен создать новую инфраструктуру – новые межмуниципальные полигоны. Это не секундное дело.

Возможно, эта проблема вообще не так остро стоит у нас в республике – все-таки у нас соблюдается порядок, министерство экологии устраивает рейды, проходят субботники, месячники по уборке.

– Проработка территориальной схемы как-то связана с мусоросжигательным заводом? Все ради него?

– МСЗ – одна из составляющих территориальной схемы. При этом МСЗ никоим образом не влияет на вопрос тарифов, хотя зачастую этот вопрос увязывают. В рамках западной зоны предусмотрено пять крупных объектов инфраструктуры. Для Казани это МСЗ, но это лишь один из винтиков во всем механизме. В этой зоне предусматриваются также полигоны ТБО в Арском, Алексеевском, Буинском, Верхнеуслонском районах.

«ОСОБО ОСТРО ВОПРОС ПЛАТЫ «ВЫСТРЕЛИТ» В ФЕВРАЛЕ 2019 ГОДА»

– Сегодня вопросы обращения отходов – это полномочия регионов. Часто приходится слышать, что муниципалитеты не контролируют ситуацию, а мусор образуется все-таки на местах.

– На сегодня полномочия по отходам закреплены за регионом, однако в перспективе эти вопросы будут делегированы на муниципальный уровень. У муниципалитетов, особенно у крупных городов с проблемами, конечно, есть желание оставить этот вопрос на уровне субъектов РФ, чтобы надзорные органы работали уже непосредственно с нами. Но, исходя из практики, мы как орган госвласти не можем дойти до каждого мусорного контейнера без органов местного самоуправления. Это и нелогично.

Когда федеральный законодатель принимал решение о передаче на уровень субъекта, он подразумевал, что субъект может выстроить межмуниципальные, межведомственные отношения, чтобы облегчить жизнь муниципалитету. Но речь не об освобождении муниципалитета от этой задачи! Регион должен именно обеспечить межмуниципальное взаимодействие и максимально эффективно выстроить экономические модели с привлечением хороших технологий, инвесторов.

Чтобы максимально сортировать, перерабатывать, извлекать большее количество фракций из отходов, зачастую нужно даже межрегиональное взаимодействие. Почему? Количество образуемых фракций не всегда эффективно, и их транспортировка на переработку не оправдана экономически. Сегодня фактически даже те 5–6 процентов вторсырья, которые изымаются на сортировочных станциях, лежат на складах, идет накопление. Есть фракции, которые накапливаются до тех пор, пока их не будет выгодно увезти. По этим моментам перед субъектами стоит задача максимально эффективно выстроить все эти процессы.

– Вы упомянули потенциальный рост тарифов…

 Мы сейчас этот вопрос подробно анализируем, потому что вопрос платы самый болезненный. И особенно остро в России он «выстрелит» в феврале 2019 года. На сегодня есть несколько субъектов – по моим данным, 6, – которые перешли на другой порядок расчетов.

Как сейчас платит население? Тариф регулируется только для захоронения отходов. Тариф на вывоз ТБО нерегулируемый, и плата зависит от того, как управляющая компания договорится с перевозчиком. В результате плата везде разная, и дифференциация очень большая. Где-то регулируемая часть по утилизации выше — как, например, в Казани, где применяются технологии по сортировке, построены новые полигоны. А где-то – например в сельских районах – оплата намного меньше.

Платеж за вывоз мусора для населения идет сейчас с одного квадратного метра общей площади квартиры. С 2019 года весь объем этой услуги для населения будет регулируемым. Тариф будет утверждаться непосредственно в комитете по тарифам. Оплата пойдет с человека, а не с квадратного метра. И плата будет для всех одинаковая – что в Арском районе, что в Казани, как в деревне, так и в городе.

– То есть если сейчас у нас мусорят квадратные метры, то с нового года будут мусорить люди? Те, кто прописан?

– Логика будет такая, да. Это болезненный вопрос, потому что платежи получат все граждане.

Ситуация нас очень беспокоит, потому что вопрос не обсужден еще до конца на федеральном уровне. Это обсуждение только начинается – к нашей радости, подключилась федеральная антимонопольная служба.

– Откуда вообще такой рост тарифа? Почему нельзя оставить все как есть? Договариваются о перевозке мусора, тариф разный, но он договорной и устраивает все стороны. А когда все спустят сверху – тариф растет! Это же грабеж, скажут вам.

– Изначально, когда формировался этот закон, предполагалось, что субъекты будут получать федеральную поддержку. Мы как субъект должны заявляться на федеральный уровень для получения дополнительных денежных средств на создание инфраструктуры обращения с отходами. Эти денежные средства предполагалось брать с производителей продукции. Думаю, все слышали про утилизационный сбор?

Но, когда на экономику начали влиять западные санкции, правительство приняло решение о наложении моратория на введение утилизационного сбора. Он отложен, если не ошибаюсь, до 2019 года. Рано или поздно правительство вернется к этому вопросу, потому что без хорошей бюджетной поддержки решить задачу создания инфраструктуры обращения отходов невозможно. Это невозможно сделать, переложив все только на уровень образователей отходов.

Кроме того, возникают противоречия. С одной стороны, мы должны научить людей обращаться с отходами, чтобы они были мотивированы к раздельному сбору, чтобы они могли объяснить необходимость сортировки детям еще на кухне. А с другой – тарифы бьют рублем! Возникает негатив. Мотивации не получается.

– Люди будут говорить, что государство влезло к ним в карман.

– Понятно, что можно кричать, что везде плохо, мусор надо вывозить, свалки неэффективные. Но все должно быть связано, и со стороны государства поддержка должна быть – через ту же систему утилизационного сбора.

Плата за образование отходов тоже должна быть, это логично: «загрязнитель платит». Сама концепция закона направлена на сознательность гражданина, чтобы он бережнее относился к своим отходам. Этот процесс эволюции постоянен, как и вопросы энергосбережения, экологии. Наша задача должна строиться на том, чтобы получать из отходов сырье. Благо есть несколько молодых бизнесменов, которые продвигают эту тему. Они скупают уже отобранный мусор, например, лампочки, ПЭТ, и это уже стимулирует к сортировке отходов внутри своего помещения. В советские времена, напомню, было принято сдавать бутылки, а в магазины ходить со своими авоськами. Пакетов тогда не было, а сейчас заходишь в магазин, и пожалуйста – бери не хочу. Вся приобретаемая продукция упаковывается в пластик. И объем отходов возрастает…

К ЧЕМУ ИДЕМ МЫ С МУСОРОМ: К 2035 ГОДУ – СЖЕЧЬ 31% ОТХОДОВ, А 50% ОТПРАВИТЬ ВО ВТОРСЫРЬЕ

– Критики схемы говорят, что мало внимания уделяется переработке мусора. Несколько раз на эту тему у нас выступал Николай Атласов, который и сам является переработчиком.

– Возможно, есть недоработка с нашей стороны – со стороны государства. Нужно искать методы поддержки бизнеса по переработке отходов. Но хотелось бы подчеркнуть: территориальная схема не отлита в граните, она может корректироваться.

Согласно схеме, все отходы должны сортироваться. Это обязательное требование. Но есть различные методы сортировки. Вряд ли мы сейчас сможем сделать такую инфраструктуру в жилых домах для сортировки мусора, как в Японии, и с нашей климатической зоной не все можно организовать. Да и вообще мировая практика показывает, что первичная сортировка не всегда эффективна. Проще сортировать на станциях, где сортировка и отбор выполняются механически. У себя в квартире нужно сортировать на определенные фракции, которые можно реализовать сразу как сырьевую базу. Строить же новые мусоросортировочные станции все равно нужно – по схеме их будет 14.

– Какие есть плановые показатели по территориальной схеме?

– По схеме предусматривается, что к 2035 году доля населенных пунктов республики, включенных в систему централизованного сбора ТКО, достигнет 100 процентов. Доля обработанных (прошедших процедуру сортировки) отходов от общего количества образовавшихся ТКО должна достигнуть 99 процентов. Доля вторичных материальных ресурсов, извлеченных в процессе раздельного накопления и сбора ТКО, от общего количества образовавшихся ТКО – 50 процентов. Доля ТКО, отправленных на термическое обезвреживание с генерацией электрической, тепловой энергии, планируется на уровне 31 процента от общего количества. Кроме того, к 2035 году стоит цель довести количество пунктов приема утильсырья до 313 точек.

К этому времени все контейнерные площадки должны быть охвачены раздельным сбором отходов. Для сравнения, у нас сейчас лишь 1,5 процента площадок могут похвастаться наличием раздельного сбора мусора.

– Есть какие-то планы по созданию в республике предприятий по переработке отходов? Например, в Минеральные Воды везут стекло, в Челябинск – батарейки, в Казани – ПЭТ. Есть подобные задумки?

– Могу добавить: на КАМАЗе ртуть перерабатывается. Но вот, допустим,  Челнинский бумажный комбинат картон на переработку принимает, а казанский производитель туалетной бумаги – нет.

Организация переработки – это не вопрос создания государственных предприятий, ГУПов. Да, у государства есть цель дать развитие в этом направлении бизнесу, помогать развиваться людям, которые имеют желание работать в этой сфере. А они есть – активных людей много. Поэтому важно создавать механизмы поддержки на всех уровнях – от федерального центра до муниципалитетов.

– Когда будет объявлен конкурс по западной зоне?

– Сейчас мы завершаем подготовку материалов по западной зоне. Как только подготовим окончательно конкурсную документацию – будет объявлен конкурс.

– Есть какие-то временные сроки?

– Думаю, завершим этот процесс к началу осени. Процесс зависит от готовности пакета документации.

– Но сроки же сорваны. Это надо было сделать еще в мае, и республика подвергается критике из-за того, что конкурс на выбор регионального оператора до сих пор не объявлен.

– Да, мы в зоне критики. И не только устной: со стороны надзорных органов есть определенные представления, предписания. Нас наказывают.

Однако здесь есть другая сторона вопроса. Система обращения с отходами выстраивается на основе федерального законодательства. Татарстан стал одним из первых субъектов страны, которые подготовили всю нормативную базу, приняли все соответствующие документы. При этом проблематика по отходам у нас не такая, как в других субъектах, – градус конфликта гораздо ниже.

Одна из причин, по которой откладывается конкурс, – это учет всех интересов: и населения, и готовности нашей базы, и законодательства.

Источник: Издание «БИЗНЕС Online»

https://www.business-gazeta.ru/article/394044

1508231182_11696_3

Нет комментариев

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

©2021 НП "Национальный центр общественного контроля в сфере ЖКХ "ЖКХ Контроль". Сайт разработан AdLife Studio

Log in with your credentials

Forgot your details?